April 30th, 2010

Улюй

Сомнительная слава.

Через Абакан, в летнее время движется приличный поток туристов, прибывают, в основном, на жд вокзал, откуда и начинается множество маршрутов по Хакассии и её окрестностям: Ергаки, Шира, пещеры. Турист, как человек иногородний, и безответный, стал лакомой добычей местных ментов.  В бродячей среде Абакакн считается местом всеобщего рюкзачного шмона. Гнусненькая репутация, но надо отдать должное серым, они не зарываются, в абсолютном большинстве паяют штрафы и предупреждения. Очень этим любили улучшать статистику, да и сейчас грешат, ЛОВДешники. Красный пояс он и есть красный пояс, надо либо обходить, либо мириться.
Слушаю сегодня радио "Маяк", они поздравляют нас с днём города (правильно поздравляют, но нашей администрации простые истинны не доступны, и мы празднуем день города в августе.). Р. Вахидов, говорит;
- Да, я  был в Абакане, летел в Красноярск, а самолет посадили в Абакане. Аэропорт в степи, очень ветрено, города не видел, не выезжали, но оштрафовали на сто рублей,  обложка на паспорте не понравилась.
Радоваться такой славе или печалиться?

 


Улюй

Первый учитель.


Старшего наконец-то определили в школу, попал в класс для одарённых детей. Тут бы и порадоваться – ребёнок без всяких замут и дошкольной подготовки, записывается в нормальную школу и престижный класс, да ещё, не по месту жительства. Ан нет, паранойя и негативный жизненный опыт, берут своё. Вспомнил свою первую учительницу – ужаснулся.
Говорят, что первый учитель самый важный, он учит ребёнка учиться, прививает любовь к знаниям порядку и т.д.. Мне с первым учителем не повезло. Жил я на рабочей окраине, в пролетарском районе г. Крска, и надо же такому случиться, попал к заслуженной учительнице. Звали её Сталина Николаевна, мы же звали Сталиной Бронетанковной, ибо была она прапором, а не училкой. Тетрадки одинаковые, обложки одинаковые, белые рубашки и галстук бабочка, одинаковая спортивная форма, и не дай бог носочки будут, не то, что не белыми, а неположенной длинны. Орала, рвала тетради, вышвыривала из класса, и это всё не со старшеклассниками, а с первоклашками в первый месяц школы. Помимо неврозов и прочих неприятностей, эта дама развила у меня стойкую неприязнь к хождению строем и ненависть к тоталитаризму, тех пор, так же, не люблю галстуки и пиджаки. Потом мне повезло, и смена места жительства, дала нового учителя - нормальную молодую женщину, без амбиций Макаренко и маузера. 
 Сейчас жена с тёщей, в голос вспоминают первую учительницу жены, получившую премию Крубской. Очень похожая история, тенденция, однако. Боже спаси нас от амбициозных учителей отягощённых регалиями.