July 18th, 2010

Улюй

Шляпа.

Поймал вчера солнечный удар. Да крепко так, сегодня ещё напоминаю себе желе, в глазах время от времени начинает плыть картинка, а пальцы путают клавиши. Подарите, что ли кто-нибудь шляпу, сам вечно жмусь на бабки или забываю. Свою любимую тирольку, переформованную из котелка, где-то потерял.
Славная была шляпа тиролька, первоначально, она жила на голове крупного красноярского чиновника, тестя  моего приятеля. Видимо шляп у него было много, потому, как когда встал вопрос обеспечить этим добром туристическую группу из шести человек, нужное количество, вышедших в тираж шляп, было предоставлено без сожаления и на вечные времена. Все они были из прекрасного фетра, но одного размера. Пришлось, отрывать от них всё, подбой, внешние лены, или как они называются, мочить в тёплой воде и подгонять под головы, кому-то уменьшить, кому-то растянуть. Вот я её и отформовал в шапочку Робин Гуда. По тем временам,  мой беспокойный организм больше находился в условиях живой природы, нежели в городе и дивайс сей был крайне уместен. Фетровая шляпа превосходно защищает от солнца и не перегревает маковку в жару, она отлично выдерживает дождь, скатывая воду и оставляя голову сухой, а в холодные погоды, отлично защищает мозг от охлаждения. В 40 градусов оно уже не поможет, а вот до нуля - легко.

  Вспомнилась история про то, как шляпа спасла не только от превратностей погоды. Строили мы тогда избу на Мининских Столбах, под Красноярском. Для нужд строительства срубили огромную пихту, а она завалилась на очень матёрую, в ногу толщиной, рябину. Пихту гравитация тянет к земле, а рябинку упругая сила, старается удержать прямой. Так в борьбе двух сил они медленно проседают к земле, ну ещё бы пихта раза в четыре пять толще и во столько же длиннее. Просели, давай мы пихту распиливать на рабочие брёвна, а подлая рябинка мешает, поддергивая макушку и зажимая пилу. Не впервой! Подложили под запил небольшое поленце, срубили сучки, что к земле направлены. И тут я лихо так, а что, топор острый, удар поставленный, перехватываю одним движением рябиновый ствол. Дальше и заметить ни чего не успел, освобождённый от гнёта, обрубок ствола выпрямился и двинул мне прямо в бровь, удар был такой силы, что только пятки сверкнули в полусальто. А вот шляпа очень помогла, удар пришёлся в поле и сильно смягчился, там где фетр заканчивался, бровь рассекло. Хорошо получилось, профессионально – рассечение отвело кровь из гематомы, и лицо не приобрело вида мятого баклажана. Голова потом долго болела и осторожничал, как старя нянька, а шляпу таскал везде до самых холодов.

Носите шляпы сограждане! Их придумали умные люди.