October 16th, 2010

Улюй

Времена меняются.


Заехал на днях в гости к маме, то, да сё, чай пьём, разговариваем о разном. Естественно о внуках зашёл разговор, как старший в школу ходит, нравиться ли младшей в детском  саду? Отвечаю, что оба с удовольствием посещают образовательные учреждения.
-  А я не любила ходить в детский сад, и меня там не любили, воспитатели не любили и дети не любили. В школе то же не любили, даже когда комендатуру сняли и извинились - ничего не поменялось. Я же враг народа. А в садик ходить приходилось - там кормили. До сих пор не ем варёные яйца, их частенько давали и мне доставалось всегда треснувшее, у них такой противный белок пополам с водой. От сыра всегда были корочки, я так и думала, что это сыр, когда первый раз попробовала сыр - сильно удивилась. Но дома совсем есть было нечего. Мать утром разбудит и уйдёт  на работу, а я одеваюсь и иду три километра до садика, темно, страшно и очень холодно. Приду, сяду и весь день сижу, взрослые ко мне не подходят, и дети со мной не играют, так и сижу до вечера, а вечером опять три километра по темноте домой. Один раз мать вызвали на работу ночью, я утром проспала и второпях не правильно оделась, забыла шерстяные носки, и выскочила на улицу без варешек,а морозы стояли жуткие. Пришла в садик, уже светло, ноги не чувствую, руки не чувствую, а нянечки на меня орут, чего мол приперлась, завтрак закончился и кормить тебя не будут. Благо повориха в группу зашла, "Чё говорит орёте, она же обмороженная, её растирать-отогревать надо". Нянечки ушли, а я раздеться не могу руки ничего не чувствуют. Повариха меня раздела, посадила  на стул и сунула мои ноги и руки в таз с холодной водой, было страшно больно, а потом отпаивала горячим молоком.
А вот на Улусе ( дальняя часть улицы Ленина в с. Знаменка минусинского района. прим моё) все было по другому. Там как-то дружно все жили. Соболевы соберут всю детвору, своих десять и чужих столько же, наварят в ведёрном чугуне картошки, или просто зерна, и всех накормят. Варили прямо на улице на костре, мы вокруг рассядемся и ждём пока свариться, а есть хочется, аж в глазах мутно. Подбежишь к чугунку, палочкой в картошку потыкаешь сварилась - не сварилась. Как-то вот, не делились на своих и чужих.

Такой вот кухонный монолог, о школе и детском саде, а так же о величии и щедрости русской души.