Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Улюй

Фух! Приехали.

Приехал вчера с семьёй из славного, не понятно за что, но очень мной любимого города, Красноярска. Там, по весеннему противно и неуютно. Однако несколько менее неуютно, чем в не менее славном городе Кемерово, в котором довелось побывать в прошлые выходные.  В столицу Кузбасса меня занесло по случаю, нужно было отвезти выполненный заказ и  пообщаться с замечательными и интересными людьми. Смысл и содержание разговоров оставим за кадром, а вот фотки заказа выкладываю на обозрение. Фотографии прислали кемеровчане, за что им огромный респект и уважуха.  Сами мы чего -то не доработали и нормально не отсняли свою работку.
Матрёшка - монгол на 13 - 14 век, Золотая орда. Монгольского в этом комплексе не густо, сильнейшее влияние Средней Азии и арабского оружейного комплекса, что вполне логично. Завоеватели Евразии с лёгкостью перенимали все соответствовавшие их потребностям, а несоответствующие то же перенимали, адаптируя под себя.

 
Кольчуга и гутулы не наши. Впрочем, кольчуги они и есть кольчуги, наша бы не очень отличалась.
Шлем: сталь, панцирь: сталь кожа, сабля: сталь, халат: стёганное сукно на камке.
Типажик манекена не подкачал.
Улюй

Жадные, но не очень раскосые.

Подката не будет.
В очередной раз выдали продукт реконструкции. К сожалению, обошлись без натурных фотографий и профессиональных фотографов. Решили вернуться к этому вопросу после схождения снега в степи. Сейчас ещё холодно и не хочется морозить людей.
И так, полу реконструкция, полу воплощённая фантазия А. И. Соловъева. Костюм сшит по материалам Н. В. Полосьмак Л. Л. Барковой "Костюм и текстиль пазырыкцев Алтая 4-3вв. до н.э.",  синхронных нашему тагару. Вооружение свободная фантазия новосибирского профессора изложенная в "Оружие и доспехи..." Материалы максимально близки исходным историческим, предваряя вопрос, шито на машинке. Шить в ручную экономически не целесообразно, да и глупо. Кому охото пусть колбает.
Воин
тагарского времени 7 -1 вв до н.э., сибирский "Скиф". Материал доспехов кожа, дерево.

    

       
Горит - футляр для лука и стрел, с луком и стрелами. Войлок кожа.





  
Костюм самая интересная часть работы. Меховушка напоминающая фрак, это "кандис" из Кутандинского кургана.  Шёлковая рубаха с обшитыми красным шнуром швами. "Шоссы" сапог - чулок из войлока, доходящий до паха. Штанов не видно вовсе, из-за чулок и рубахи. Войлочный колпак.
Фалда кандиса.


     

Рубаха и чулки.
Подошвы чулок ярко окрашивались и, за частую, ярко расшивались. Штаны крепились на поясе очень забавно. Пояс штанов на 20см выше нормы, в нужном месте на талии они просто подвязывались шнурком, после чего пояс опускался. Что мы и видим на фото.
Получилось не плохо, удобно и смотрибельно
Посмотреть и на готовое изделие можно будет в музее Салбыкский Курган. Там же вам разрешат сфотографироваться.
Улюй

Куня.

Пару недель назад, писал о поездке на гору Куня. Вот теперь дошли до меня фотографии, и есть смысл вернуться к теме. Почему? Ну, потому, что красиво, и потому, что проблемно. Гора Куня, а вернее Подкунинский кряж, расположен между посёлком Усть Абакан и Посёлком Пригорск. Известен он двумя своими особенностями. Первое, залежами чего-то радиоактивного, вроде стронция, это что-то там добывали и на закате Союза отгрохали огромный комбинат «Сибирь», в задачи которого входило переработать часть исторического ландшафта среднего Енисея в нужное человечеству что-то ещё. Планам не суждено было осуществиться, хотя деньги потрачены не малые, перестройка и развал совка положили конец начинанию, может и слава регрессу, за такой подарок. Есть предположение, что именно фон стронция и сделал гору шаманской и почитаемой среди местного населения, там, поговаривают, даже овец не пасли, хотя уровень излучения по меньше, чем например на улице Маерчака в Красноярске. Второе – писаница тагарской археологической культуры с классическими изображениями в скифо-сибирском зверином стиле. Петроглифы естественно древнее и интереснее чем радиоактивное сырьё, вот за ними мы и ездили. Комбинат Сибирь фотать не стали, хоть и в руинах, да стратегический объект, ну его лесом, пусть археологизируется.
Первое что встретилось из местных достопримечательностей – коршуны, их тут много.



Коршуны тут везде и чувствуют себя хозяевами вселенной, что-то вроде воробьёв.



Вид на г. Оглахты
Вид на степь. Оба снимка из седла г. Куня.



Кунинский пейзажик. Произрастает куча эндемичной флоры, в том числе таёжной, это посреди степи-то!
Дымка. Вид на г. Тепсей правый берег Красноярского водохранилища. Тот самый Тепсей, что на этикетках нового аяновского безалкогольного напитка изготавливаемого по советской технологии напитка "Байкал"




А вот и рисунки древних, снимать их сложно, вечно проблемы со светом, некоторые получились приемлемо. Олешки и летящий человек, он же шаман, он же человек в двурогом уборе. Мне очень напоминает дивненького ролевика отъигрывающего птицу.


Грабительские "закопухи" и это только самые большие, ямок по меньше нарыто больше чем сусличьих нор.
Первое фото. По утверждению Эры Антоновны - схрон котлов и прочих культовых вещей. Шаманы прятали, что бы каждый раз не таскать на гору большие тяжести. Чернюки утверждают, что пустышка, теперь мы уже не узнаем правды, но от чего-то вериться Севастьяновой. Может от того, что по совокупности такой схрон чернюку лет на пять тянет?
Второе фото. Яма в разобранной стене, что там было сказать сложно, может то же схрон, может погребение.
Масштабы и наглость, в купе с бездействием охранки, поражают. Может они в доле?

Закопушки эти  рядом с республиканским центом, в бинокль можно рассмотреть здание, в которм расположено министерство культуры с заседающими в нём охранниками историко-культурного наследия. Люди занимают кабинеты, получают зарплату, и не плохую надо сказать. Ну да ладно, команда Балахчина заточена под соблидение его интересов, т.е. под полное безделье, а куда смотрит федеральный инспектор Ерёмин? Без него не обходиться «Саянское кольцо» и «Хада», хрен ли – хоризма, только что то не слышу от него обличительных речей против, в конец охамевших, грабителей. Эту бы энергию, да в мирных целях!


Улюй

Абаза

Скатался в Абазу, (вместе с  kashtaniv) небольшой, но очень старый, по меркам юга Сибири, городок. Абаза забавное название, звучит очень по-тюркски, на мой неискушённый слух, переводится с русского на русский как Абаканский Завод. Город расположен на берегу реки Абакан, в отрогах Саян. Построен как железоделательный завод, и сейчас существует, в основном, за счёт добычи железной руды. К сожалению, выплавкой металла теперь занимается соседний Кузбасс, вследствие чего рудничные районы живут на грани бедности и в состоянии постоянной угрозы закрытия производства. Городок уютный и красивый. Холодина не позволила нормально поснимать, при -38 пальцы примерзают к аппарату, и не очень хочется бегать выбирать удачные точки, это хиленькие оправдания - других нет. Надеюсь побывать там при более благоприятных погодных условиях, очень красиво, всё компактное, приемлемые цены, чистенько и как-то, по-домашнему.


 
 
 
 


Основная цель поездки лежала несколько дальше Абазы. Меня интересовал школьный музей села Малые Арбаты. Туда мы и направились в компании местных жителей, любезно согласившихся доставить нас к пункту назначения.



 
Дорога на Арбаты.
 
 
Малые Арбаты и сельская школа - конечная цель нашей поездки.
Продолжение следует. 
Улюй

Трасса м 54

АБакан с Красноярском, по мимо двух железнодорожных веток, связывает весьма оживленная трасса м 54. По ней же идет транспортный поток из краевого центра в южные районы края, в красноярское Загорье и на курорты озера Шира. Дорога вполне приличная, во всех отношениях. Несколько лет назад, во время ремонта дивногорского моста через Енисей её соединили с трассой М 53, в районе с. Зеледеево. В прошлом году эту перемычку полностью покрыли асфальтом. Получилось удачно. М 54 между Д. Бирюса и Красноярском проложена в максимально неудобном ландшафте: подъём, он же спуск с перевала, серпантины, "тёщины" языки. А так же в транспортно насыщенной городской зоне город Дивногорск, оживлённейший участок между Дрском и Крском, и собственно половина Красноярска с коммунальным мостом. М53 лишена всех этих радостей и плавно скатывается от С. Зеледеево, практически к центру Красноярска, Не приходится дважды пересекать Енисей. И вот у меня возникает вопрос. Почему междугородние автобусы до сих пор не пользуются новым безопасным и экономичным маршрутом? Почему ГИБДД края не заставит их пользоваться новым маршрутом, ради разгрузки коммунального моста и вечно забитых пробками улиц ценра? В общей сложности, этим участком дороги за сутки проходит порядка ста автобусов в одну сторону. Мне мало интересны резоны бизнеса и милиции, но как пассажир, предпочёл бы новую дорогу; во первых из соображений безопасности – серпантины штука не для слабонервных, во вторых в целях экономии времени – через Крск автобус порой пробирается до двух часов. Солидная прибавка к времени пути.

Улюй

(no subject)


Выкладываю вторую статью из найденных на жёстком. Она, вроде бы, не вышла в печати, но не факт. С сборниками такая неразбериха. Вобщем, может кому пригодитья. Плакетки выложил все, в этом нет необходимости, но люблю я их.


Петренко А.Л., Петренко Ю. А., Елистратов А.С.

  Новая находка элементов защитного вооружения                          В Хакасско-Минусинской котловине

Летом 2003 года во время археологической разведки отрядом Минусинского Краеведческого Музея проводились сборы подъемного материала в районе с. Лебяжье. Памятник был представлен останцами культурного слоя размытого красноярским морем Таштыкского поселения. Материалы сбора представлены таштыкской керамикой и костями различных животных. Кроме того, была найдена крупная панцирная пластина, следующих размеров: 92 Х 75 Х 1,2 мм. Форма пластины подпрямоугольная со срезанным углом. О системе крепления пластины можно судить по 3 крупным (6 мм в диаметре) отверстиям. Первое отверстие расположено в 20 мм ниже верхнего угла среза. Второе и третье - находятся возле противоположного угла, воображаемая линия их соединения почти параллельна линии среза[i].

Классификация Ю.С. Худякова относит данную пластину по формальным признакам к тип 4, группы 1, X отдела – «плоская прямоугольная пластина со срезанным углом»[ii]. Согласно классификации пластина принадлежала панцирю с вертикальным соединением пластин и креплением к подкладке при помощи заклепок.

Датировка периода бытования подобных защитных систем – XII-XVIII вв. Первоначально данный предмет и был отнесён к поздним кыргызским куячным пластинам, но при внимательном рассмотрении крепёжных отверстий, данная версия перестала быть очевидной. Первым основанием для сомнения стало расположение пластин. Для «куячных» пластин известно две системы крепления - шесть попарно параллельных отверстий для пришивания к основе и отверстия под заклепки, сориентированные по краям пластины[iii]. В нашем случае отверстия совершенно не ориентированы по сторонам пластины и не образуют групп. Примечательны и размеры отверстий. В известных системах крепления диаметр не превышает трёх миллиметров. На пластине из Восточного они значительно крупнее и предназначены скорее для пришнуровывания к основе толстым шнуром или кожаным ремешком.

Признавая существование иной нежели у поздних «куяков» традиции формирование панцирного покрытия, посредством пришнуровывания армирующих пластин к основе, мы оставляем открытым вопрос о датировке столь неординарного предмета.

Была выдвинута гипотеза об одновременности таштыкских материалов в составе сборов и пластины, чему способствовало отсутствие каких - либо предметов выбивающихся за хронологические рамки эпохи. Однако на настоящий момент в материалах таштыкского времени вообще не известно металлических защитных средств и их элементов[iv].

Вопрос о защитном снаряжении первой половины первого тысячелетия нашей эры, несмотря на посвященные ему работы Ю. С. Худякова[v], И. Л. Кызласова[vi], М. В. Горелика[vii], до конца не прояснен. Причинами этого, по мнению авторов, являются следующие факторы:

1. отсутствие предметов вооружения в погребальном инвентаре, что в условиях погребально ориентированной археологии региона означает выпадение из поля зрения исследователей.

2. слабая изученность поселенческих комплексов, содержащих спектр материалов не представленных в погребениях.

Как следствие этого, все случайные находки и подъёмные материалы по аналогии с известными образцами датируются средневековьем.

До настоящего времени наиболее информативным источником по интересующей нас проблеме являются изобразительные. К ним относятся тепсейские[viii] и ташебинские[ix] плакетки, уникальные по тщательности проработки и деталировки произведения искусства, а также петроглифы из Подкамня[x].

По материалам этих источников комплекс защитного снаряжения таштыкской эпохи представляется следующим образом.

Тепсей III

Из 51 фигуры обладают проработанным защитным снаряжением 15, в том числе: щитами – 7[xi], полным доспехом, включая шлем - 3[xii], доспехом без шлема - 4[xiii], только наручами - 1[xiv], только доспешными подолами - 1[xv].

Ташеба

Из 12 фигур в доспехи облачена одна[xvi].

Виды изображённых доспехов:

1. ламеллярный панцирь с сакским воротником и подолом передником[xvii];

2. ламинарный панцирь с подолом-юбкой[xviii];

3. ламинарный подол-юбка без разрезов[xix];

4. стёганый или набивной доспех[xx];

5. шлем цельнометаллический[xxi];

6. шлемы ламинарные[xxii].

Ни в одном случае доспехами не обладают щитники.

Однако таштыкское время знало еще один вид пластинчатых покрытий. В пользу этого факта говорят петроглифы Подкамня. На рисунках, прекрасно реконструированных Ю.С. Худяковым[xxiii], изображены тяжеловооруженные воины в пластинчато-нашивных доспехах из крупных пластин пришнурованных к основе.

Именно этот вид панцирных покрытий интересен нам в связи с находкой панцирной пластины близ с. Восточное. Подобный способ бронирования совершенно не характерен для средних веков и аналогии ему не встречаются в средневековых системах защиты основанных на технологии пришивания или приклёпывания армирующих элементов к основе, хотя размеры и форма самих элементов весьма сходны.

На наш взгляд подобная система крепления характерна для предыдущей эпохи раннего железного века, именно в скифских панцирях можно отыскать сходную ориентацию отверстий для шнуровки[xxiv].

Возникнув в неолите, традиция пластинчато-нашивных панцирей, доживает до начала средних веков, где постепенно уступает место ламмелярному бронированию, и вновь возникает на исторической арене в форме куяков и бригантин уже в предмонгольское время. Общая тенденция абсолютного ужесточения панцирей привела к исчезновению всех относительно пластичных конструкций. Последнее связанно с появлением массовых конных армий ориентированных на лучный бой. Снаряжение индивидуала-пехотинца уступил


[i] Елистратов А.С. Отчет об археологической разведке 2003 года в окрестностях с. Восточное, Краснотуранского района, Красноярского края. – Минусинск, 2004. – С. 8-9.

[ii] Ю.С. Худяков. Защитное вооружение народов Центральной Азии. – Новосибирск, 2003. – С.89.

[iii] Ю.С. Худяков. Защитное вооружение кыргызского воина в позднем средневековье// Проблемы средневековой археологии Южной Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск, 1991. – С. 88-95.

[iv] Ю.С. Худяков. Вооружение средневековых кочевников Южной Сибири и Центральной Азии. – Новосибирск, 1986. – С. 103.

[v] Там же.

[vi] И. Л. Кызласов. Материалы к ранней истории тюрков. I. Ранние свидетельства об армии.// Российская археология, 1996, №3.

[vii] М.В. Горелик. Защитное вооружение степной зоны Евразии и примыкающих к ней территорий в I тыс. н. э.// Военное дело населения Юга Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск, 1993. – С. 151-161.

[viii] М.П. Грязнов. Таштыкская культура// Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее. – Новосибирск, 1979. – С. 97-104.

[ix] Э. Б. Вадецкая. Таштыкская эпоха.

[x] И. Л. Кызласов. Материалы к ранней истории тюрков. I.// Российская археология, 1996, №3. С. 81.

[xi] М.П. Грязнов. Таштыкская культура// Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее. – Новосибирск, 1979. – Рис 59. Плакетка 1, изображение 9; плакетка 2, изображение 4; плакетка 3, изображение 2. Рис. 61. Плакетка 1, изображения 3, 4, 5, 7.

[xii] Там же. Рис. 60. Плакетка 6, изображение 1, 2. Рис. 61. Плакетка 4, изображение 5.

[xiii] Там же. Рис. 60. Плакетка 3, изображение 3, 4, 5. Плакетка 6, изображение 5.

[xiv] Там же. Рис. 59. Плакетка 3, изображение 6.

[xv] Там же. Рис. 61. Плакетка 3, изображение 12.

[xvi] Э. Б. Вадецкая. Таштыкская эпоха. Рис. 58. Плакетка 1, изображение 2.

[xvii] М.П. Грязнов. Таштыкская культура// Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее. – Новосибирск, 1979. – Рис. 61. Плакетка 4, изображение 5.

[xviii] Там же. Рис. 60. Плакетка 6, изображение 1, 2, 5.

[xix] Там же. Рис. 61. Плакетка 3, изображение 12.

[xx] Там же. Рис. 60. Плакетка 3, изображение 3, 4, 5. . Б. Вадецкая. Таштыкская эпоха. Рис. 58. Плакетка 1, изображение 2.

[xxi] М.П. Грязнов. Таштыкская культура// Комплекс археологических памятников у горы Тепсей на Енисее. – Новосибирск, 1979. – Рис. 61. Плакетка 4, изображение 5.

[xxii] Там же. Рис. 60. Плакетка 6, изображение 1, 2.

[xxiii] Ю.С. Худяков. Вооружение средневековых кочевников Южной Сибири и Центральной Азии. – Новосибирск, 1986. – Рис. 46,48.

[xxiv] Н.П. Матвеева. Погребение знатного воина в Красногорском I могильнике// Военное дело древнего население Северной Азии. – Новосибирск, 1987. – Рис. 2 (1,6,8,12).


 
Древняя традиция шнуровкиПластина с ЛебяжьегоПоздние куяки